Луни (purple_files) wrote,
Луни
purple_files

C днем рожденья, _volta_!

А вот и настал ДР у моего дорогого бесценного друга, который знает про меня все:)
_volta_! А ты и так все знаешь, мы с тобой одной крови, одного племени... о названии племени умолчим, чтобы не разочаровывать окружающих:)
В общем, но пасаран, mutant and proud и ура, товарищи!
Все Холмсы будут поздравлены добровольно-принудительным образом!:)
Штирлицу разрешат выпить водки и сыграть на балалайке гимн СССР:) Только тихо, а то зверей в лесу перепугаете:)
А что будет с Чарльзом... читайте в деньрожденном фике, личная копия которого была выслана юбиляру:)))

В начале были шахматы


Чарльз лениво потянулся и осторожно открыл один глаз, потом второй. Через занавески пробивалось яркое солнце и это означало, что пора вставать. Какая-то мысль постепенно пробивалась через спадающую с него дремоту, что-то, что он забыл, что-то такое связанное с сегодняшним днем. Ах да! Мысль, наконец, вынырнула на поверхность, и Чарльз вспомнил – сегодня у него день рождения.
Чарльз не привык воспринимать свой день рождения как какой-то особый праздник. В детстве этот день год от года проходил скучно и однообразно. Интересные подарки (вроде увеличенной модели атома) Чарльз перестал получать с тех пор, как погиб отец. Мама дарила какую-нибудь абсолютно ненужную ему ерунду вроде новых ботинок, вместо книжек, о которых он просил. Отчим совал ему денежную купюру, и это Чарльза вполне устраивало, так можно было, наконец, купить то, что нужно. Лучшей частью празднований был праздничный торт: кухарка, души не чаявшая в мальчике, вкладывала в угощение всю душу. Чинно отсидев за праздничным ужином с мамой и отчимом, Чарльз утаскивал его остатки и, конечно же, большую часть торта к себе, чтобы разделить их с Рэйвен. С момента их знакомства Рэйвен стала главным и непременным гостем всех его дней рождения, как в детстве, так и в студенческие годы. И она всегда была первым человеком, кто поздравлял его с днем рождения…
Дверь скрипнула и в открывшуюся щель засунулась белокурая голова Рэйвен.
- Проснулся, лежебока! – воскликнула она и бросилась к нему на кровать, - с днем рождения!!! – со всей полнотой чувств она обняла названного брата и прижала его к себе, так что Чарльз с некоторым смущением ощутил, что его лицо находится как раз где-то в районе ее декольте.
- Эээ… Рэйвен, осторожнее, я еще слишком молод, чтобы умирать, а ты меня сейчас задушишь! – шутливо бросил он, высвобождаясь из цепких рук неуемной боевой подруги.
- Да ладно, молод, столько не живут!
- Вот спасибо… - проворчал Чарльз, - могла бы и поуважительней, мелюзга!
- Эй! Будешь обзываться – не получишь подарок!
- О! Где мой подарок? Дай-ка я угадаю, это… - Чарльз приложил палец к виску, делая вид, что собирается прочитать мысли Рэйвен.
- Эээ, нечестно! – Рэйвен потянула его руку на себя, не давая ему приблизить ее к голове.
Внезапно дверь распахнулась снова. На пороге стоял Эрик в спортивной форме.
- Чарльз, ты собираешься..? – начал он, но осекся, заметив Рэйвен, уютно устроившуюся рядом с Чарльзом на кровати, - о, - сказал он, не меняя выражения лица, - прошу прощения за вторжение. Стало быть, ты сегодня не бегаешь.
- У Чарльза сегодня день рождения! – сообщила Рэйвен с упреком, - он может передохнуть хотя бы по этому поводу?
- Да нет, я сейчас… - поспешно пробормотал Чарльз, заметив что-то странное, мелькнувшее в выражении лица Эрика.
- Поздравляю, Чарльз, - произнес тот спокойно, - ну, не буду вам мешать, - и ушел, быстрым взмахом руки закрыв за собой дверь.
- Ты нам вовсе не… помешал, - закончил фразу Чарльз уже после того, как дверь захлопнулась.
- Помешал-помешал, - хмыкнула Рэйвен, - вот, держи! – и она протянула ему, наконец, свой сверток.
- Спасибо, Рэйвен, - улыбнулся он, достав из свертка пестрый вязаный шарф.
- Носи! – сурово потребовала она, обмотав свой подарок вокруг шеи именинника.
- Как только похолодает! – пообещал Чарльз, надеясь, что обещание прозвучало искренне, - а пока, слушай… мне нужно переодеться и на пробежку…
- Ладно-ладно. Но вечером отмечаем, да?
- Конечно!
Заручившись этим обещанием, Рэйвен покинула комнату Чарльза, тот быстро сменил пижаму на тренировочный костюм, умылся и побежал в сад. Но Эрика там почему-то не было.

- Кто-нибудь видел, где Эрик? – спросил он, озадаченно, у рассевшихся перед телевизором учеников.
- Он, кажется, взял машину и куда-то поехал, - вспомнил Хэнк.
- И не сказал, куда? – забеспокоился Чарльз.
Все присутствующие пожали плечами, потом переглянулись и, вытолкнув вперед Хэнка для произнесения поздравительной речи, вручили Чарльзу свой совместный подарок – бейсбольную майку с номером один и надписью «Профессор Х». Чарльз бурно обрадовался и поблагодарил заботливых учеников, но на душе у него было неспокойно. Куда Эрик вдруг поехал? Почему? Разумеется, он знал его еще недостаточно хорошо, чтобы понимать до конца мотивы его поступков… и он понимал, что Эрик не привык считаться ни с кем, так что уехать, не сказав никому ни слова: это было вполне в его духе. И все-таки… Чарльз за него беспокоился. И что означало его выражение лица «Где ты, Эрик?» - послал он телепатический сигнал, но Эрик был явно слишком далеко, чтобы это послание его достигло. Чарльз подумал в очередной раз, что ему надо бы тренировать свой дар, чтобы увеличить радиус его действия без использования «Церебро»… но пока тренировки других были первостепенными. Вспомнив про «Церебро», Чарльз с трудом поборол желание немедленно пойти туда и найти Эрика с его помощью. Однако все же ему было немного неловко – это бы выглядело так, как будто он следит за Эриком. Он и так узнал о нем намного больше, чем Эрик хотел бы ему рассказать. И хотя Эрик никогда не упрекал его за это, тем не менее, он продолжал молчать о своем прошлом и лишь изредка, внезапно, в нем словно вспыхивал еле тлевший до этого огонек, и он с неожиданной для его обычного хладнокровного поведения горячностью начинал, торопясь и сбиваясь, что-то доказывать, что-то объяснять, настаивать, внезапно выплескивая эмоции, которые он, очевидно, загонял глубоко внутрь, держал под спудом, не давая им сбивать себя с намеченного пути. И хотя Чарльзу не очень нравился этот путь, он верил, что они с Эриком смогут со временем найти какое-то другое, общее направление.
Чарльз еще раз посмотрел в сторону «Церебро» и решительно запретил себе думать об Эрике до вечера. В конце концов, взрослый человек – мало ли куда он решил поехать и зачем… Запрет, впрочем, действия не возымел и в течение дня Чарльз был рассеян более обычного, к чему, правда, все относились с пониманием: все же день рожденья у профессора.
Однако вечером, когда настало время садиться за стол, а Эрик так и не объявлялся, Чарльз начал беспокоиться уже всерьез. Он еще находил в себе силы улыбаться, отвечая на тосты, шутить, вскрывая подаренное Мойрой шампанское, но сам постоянно прокручивал в голове поведение Эрика в последнее время, напряженно размышляя – не мог ли он опять просто взять и уйти, как он сделал тогда, на базе ЦРУ. Чарльзу казалось, что не мог, что он понял необходимость держаться вместе, однако… не так уж хорошо, на самом деле, он знал Эрика, как ему казалось. И даже будучи телепатом… Чарльз так до конца и не мог сказать, что же у Эрика на уме.

Дело как раз дошло до торта, когда Чарльз вдруг почувствовал слабый сигнал и осознал, что все это время он держал свое сознание открытым… не просто открытым, но нацеленным на одного-единственного человека. И вот – теперь он чувствовал, что этот человек где-то близко. Сигнал становился все ярче, Чарльз с усилием заставил себя поставить блок прежде, чем на него хлынули чужие эмоции, чужие мысли. В следующее мгновение дверь столовой отворилась, и вошел Эрик. Он выглядел абсолютно нормально – ни тени беспокойства на лице, его обычное ровное, немного отстраненное выражение. Увидев накрытый стол, он ухмыльнулся:
- Вижу, все уже сожрали без меня, - заметил он.
- Я отложила тебе горячего! – вскочила Рэйвен и на правах хозяйки взялась за угощение вновь прибывшего гостя. Чарльз поймал взгляд Эрика и вопросительно посмотрел на него. Эрик в ответ лишь недоуменно вскинул брови, показывая, что не понимает, о чем идет речь. Остаток вечера прошел мирно… настолько мирно, насколько это возможно, учитывая, что собравшаяся компания состоит преимущественно из мужчин, среди которых трое еще находятся на выходе из пубертата, а также почти все присутствующие являются мутантами. Но в целом… в целом все было хорошо. С удовольствием согласившись на любезное предложение освободить его от мытья посуды, Чарльз отправился в свою комнату, намереваясь почитать кое-что по работе перед сном. Даже выпитое в изрядном количестве шампанское не было для него поводом отказаться в этот вечер от научной работы. Однако не успел он закрыть за собой дверь, как почти тут же в нее постучали. Он открыл – на пороге стоял Эрик.
- Я на минуту, - сказал он, - вот, - и протянул ему какую-то небольшую коробочку.
- Что это? – удивился Чарльз.
- Подарок. Я не знал, что у тебя сегодня день рождения, поэтому не мог купить заранее…
- Эрик, было вовсе необязательно вообще что-либо дарить…
- Ну, может и необязательно, но я вот… короче, надеюсь, пригодится.
Чарльз улыбнулся и быстро распечатал бумажную коробку. Внутри оказалась уже пластиковая коробка, открыв которую Чарльз обнаружил миниатюрную шахматную доску с такими же крохотными фигурами.
- Магнитные шахматы. Они примагничиваются к доске, чтобы не терялись… ну и чтобы в дороге можно было играть, когда трясет в машине и так далее… - пояснил Эрик, - не везде же с собой большую доску таскать…
- Слушай, как классно, - искренне восхитился Чарльз, - спасибо большое, - он вытащил несколько фигурок, поставил их на доску, перевернул доску вниз головой: примагниченные фигурки держались на месте, - я понял, - ехидно улыбнулся он, - это ты мне подарил, чтобы фигуры во время партий незаметно с доски тырить?
Эрик ухмыльнулся, сделал пасс рукой, и ладья прилетела с доски к нему в руку:
- Черт, он меня раскусил! – воскликнул он в воздух и протянул руку, - отдавай обратно, я все понял…
- Ну уж нет! Это мой подарок, – Чарльз прижал доску к себе, - и ладью верни.
Эрик взмахнул рукой, и ладья перелетела на место.
- Ну ладно, - сказал он, - пойду я. Спокойной ночи. Завтра бегаем в два раза дольше – сегодня-то пропустили.
Чарльз поспешно ответил:
- Погоди! – и так и замер с открытым ртом, думая, что сказать дальше. Он хотел спросить, почему Эрик так поспешно уехал, никому ничего не сказав, неужели он целый день искал ему подарок или он отсутствовал по другой причине, а еще он хотел спросить, не исчезнет ли Эрик в один прекрасный день совсем, без предупреждения и он хотел попросить его, чтобы он так не делал никогда… но вместо этого, он быстро произнес:
- Сыграешь со мной в шахматы? Надо же обновить…
Эрик кивнул так быстро, как будто только и ждал этого предложения.
Tags: life, movies, roles
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments